Семейный консультант в погонах | Липецк онлайн

Семейный консультант в погонах

Семейный консультант в погонах

Фото Ольги Беляковой

Обеспечить уплату алиментов, помирить бывших супругов ради их ребенка, а то и воссоединить распавшуюся семью — все это может судебный пристав-исполнитель.

Эта профессия обычно ассоциируется у нас с крепкими ребятами в форме и с оружием. Однако нередко приставам приходится быть еще и психологами. Как доброе слово и хороший совет способны решить самые запутанные семейные проблемы, нам рассказала младший лейтенант внутренней службы Наталия Двуреченская.

Простой выбор

— О своей будущей профессии я знала со школы, — рассказывает Наталия. — Специальность перешла «по наследству»: этой работой занималась моя мама. Уже после девятого класса на летних каникулах я помогала ей составлять запросы по различным делам: взысканиям алиментов, кредитным задолженностям и коммунальным платежам. Раньше задачи не делились по направлениям, сотрудник службы занимался всем подряд.

Вот уже почти 17 лет она работает в Октябрьском районном отделении судебных приставов города Липецка. В день на ее столе бывает свыше сотни документов, а до цифровизации их еще и приходилось писать от руки. Поэтому высшее образование и знание законодательства для пристава обязательны. Наталия Двуреченская сначала окончила отделение юриспруденции Лебедянского торгово-экономического техникума, а после, уже работая, заочно получила профильное образование в филиале Владимирского института УФСИН России.

— Гражданское процессуальное право и семейное право были самыми интересными предметами, — говорит Наталия Двуреченская. — И в работе эти знания очень важны: я занимаюсь взысканием задолженностей по алиментным платежам и исполнением решений судов об определении порядка общения родителей с детьми.

По букве закона

Задача судебного пристава-исполнителя — претворить в жизнь решение суда. Например, обеспечить выплату средств на содержание ребенка. Если родитель не смог вырастить сына или дочь в счастливой семье до совершеннолетия, а деньги на воспитание тратить не хочет, сначала ситуацию разбирает суд, а затем исполнительный документ с решением суда попадает к приставам. Возбуждается исполнительное производство о взыскании алиментов, должника извещают об этом и приглашают на прием.

— Сначала мы стараемся как можно мягче беседовать с такими людьми, — говорит Наталия. — Помогаем разобраться в своих правах и обязанностях, подсказываем все тонкости: как, в каком размере и в какие сроки необходимо уплатить алименты. Когда человек официально трудоустроен, мы просто направляем документы в бухгалтерию по месту его работы, откуда деньги будут каждый месяц переводиться на счет взыскателя.

Если неплательщик не приходит и беседовать не хочет, а о работе его нет никакой информации — применяются уже совсем другие меры. Рано утром к должнику «в гости» приходят судебные приставы, осуществляющие принудительный привод. Составляется протокол об административном правонарушении, неплательщика отвозят в суд, который назначает обязательные работы.

— Обычно работы бывают сроком до 40 – 60 часов, больше редко назначают, — поясняет Наталия. — В этом случае у неплательщика еще есть шанс начать погашать задолженность, а если нет работы — успеть ее найти. В противном случае последует арест денежных счетов, приостановление действия водительских прав, а там и до уголовного дела недалеко.

Если же в течение двух месяцев с момента составления протокола должник так и не возьмется за ум, то за него возьмется федеральная служба исполнения наказаний.

— Большинство бывших супругов идут на контакт и добровольно начинают выплаты, — отмечает пристав. — Приятно, когда наши убеждения помогают вовремя позаботиться и о детях, и о своей судьбе, не дожидаясь крайних мер. Но, к сожалению, по шесть-семь уголовных дел в месяц нашему отделу приходится заводить.

На переговоры — без тещи

— Устойчивость к стрессу и терпение — главные качества для нашей работы, помимо отличного знания законов, — рассказывает Двуреченская. — Волей- неволей приходится быть еще и хорошим психологом. Если человек пришел на прием, значит, в жизни у него уже не все гладко. И находить общий язык с ним нужно очень аккуратно: нервы и так пострадали из-за развода и судебной тяжбы. Наладить контакт и добиться понимания от бывших супругов порой бывает нелегко.

Вопросы по алиментам почти всегда похожи. Другое дело — когда нужно уладить конф­ликт между разведенными родителями, которые никак не поделят время общения со своим ребенком. Здесь судебному приставу всякий раз приходится проявлять чудеса дипломатии.

— С распавшимися молодыми семьями порой тяжело работать из-за родителей супруги, — говорит Наталия Двуреченская. — Мать молодой женщины часто оказывает очень негативное влияние на ее отношения с бывшим мужем: настраивает против него и свою дочь, и ее ребенка.

Наталия поделилась случаем из практики. После развода доверенность на представление интересов бывшей супруги взяла ее мать. Обсуждать с приставами организацию общения ребенка с отцом экс-теща ходила сама, даже родителям девочки, которой не было и года, без надзора встречаться не давала: накручивала дочь как могла, чтобы та не доверяла бывшему супругу.

— Добиться даже телефонного разговора с ней было трудно, — вспоминает Наталия. — Мы убедили женщину прийти к нам и поговорить без мамы. Потом и вдвоем с бывшим мужем их приглашали. Все-таки это их ребенок, оба взрослые люди. Не пора ли начать самим решать проблемы?

Полдня ушло на разговор с незадачливой парой, четверо специалистов уговаривали родителей дать шанс ребенку хотя бы на мирные встречи с мамой и папой. В итоге те решились на прогулку втроем. А потом еще на одну. В скором времени молодые люди пришли к блюстителям порядка, уже держа друг друга за руки и сияя от счастья. Судебные приставы не только восстановили право отца видеть своего ребенка, но и крепко склеили распавшиеся было половинки семьи.

Династия продолжается

— Я горжусь своей работой, — говорит Наталия Двуреченская. — Мы даем человеку надежду на то, что ему помогут, восстановят нарушенные права, когда он уже сам в это не верит. Благодарность на лицах людей, спокойствие, с которым уходят ранее скандалившие, но сумевшие примириться супруги, — все это дорогого стоит.

Дома все привыкли к тому, что график у Наталии ненормированный. С девяти утра и до позднего вечера порой приходится работать: документы, рейды по должникам, уговоры бывших супругов. Но с пониманием относятся и муж, и дети. Дочка Олеся учится пока во втором классе, но про мамину работу уже многое знает.

— Помнит, когда у меня приемные дни — вторник и четверг, — говорит Наталия. — Переживает, что устаю тогда сильно. Особенно гордится, когда я за ней в школу в форме прихожу: мама самая крутая!

Старшему, Никите, 21 год, он уже собрался продолжить династию: заканчивает финансово-экономический институт, направление — экономическая безопасность.

— Сходит в армию, а потом к нам, приставом-исполнителем работать, — уверена Наталия Двуреченская. — Будет продолжать дело мамы и бабушки: охранять закон и помогать людям!