Что видно из инфекционного бокса | Липецк онлайн

Что видно из инфекционного бокса

Что видно из инфекционного бокса

Теперь, в период пандемии, медиков часто сравнивают с бойцами в окопах. Они ведут свой бой и не знают, когда прилетит. Не снаряд — вирус. В их числе Татьяна Колтакова из Задонска.

Татьяна первой из нашей школы поехала по путевке в «Артек», а для нас это означало: улетела на другую планету. Помню ее звонкий голос на школьной сцене. Председатель совета дружины, отличница, не по годам ответственная. А еще задорная, смешливая. Теперь она практически не смеется, не помнит, когда последний раз даже улыбалась.

Всегда в опасной зоне

Татьяна Николаевна Колтакова — врач-инфекционист высшей категории. Сорок лет в профессии. Долгие годы возглавляет инфекционное отделение Задонской районной больницы, по самой структуре — опасную зону.

Случайным ее выбор профессии никак не назовешь. Еще в мединституте она не раз «ходила в разведку» — дежурила в инфекционной больнице, посещала спецсеминары и дополнительные занятия по теме. А сегодня говорит просто, без пафоса: «Не представляю себя без этого дела. За всю жизнь даже хобби никакого не прибрела — только работа».

Даже сейчас, когда она на больничном (глаз про­оперировали), по-прежнему держит связь с отделением: там без нее трудно, горячая пора.

Хотя когда там было легко? Ведь «Инфекция» (отделение) — это всегда вирусы: сегодня один, завтра другой. Сегодняшняя ситуация для врача не такая уж и новая. Когда в 2009 году свирепствовал свиной грипп, тоже работали в авральном режиме. И летального исхода боялись, потому что тот вирус тоже не был изучен. Были «тяжелые» больные. Сама Татьяна Николаевна тоже где-то грипп подцепила и угодила в реанимацию. Озноб бил как при малярии, температура держалась сутками. Кстати, правильный диагноз себе поставила она сама. Потом еще долго лежала в палате интенсивной терапии. До сих пор достают «остаточные явления».

Ходить по краю

Я не удержался и выложил известный газетный штамп — про передовую. Она усмехнулась — слова, образы, междометия! — но согласилась и сразу заговорила о коллегах. О тех, кто действительно по краю ходит. Это участковые врачи. Они идут на вызов, не ведая, что там, за дверью.

Скорая всегда выезжает в потенциально опасную зону. Врач на приеме никогда не знает, с чем входит к нему больной и какой вирус он оставит после себя в кабинете. Каждый день сражаются с болезнью Татьяна Мармыленко, Олег Забродин, Наталья Юшина, Ольга Долгих и другие. Кто-то уже переболел и продолжает лечить других.

Инфекционное отделение на территории больницы стоит особняком. Неспроста — особая зона. С каким чувством каждое утро переступает ее порог доктор?

— Если всякий раз заранее прощаться с жизнью, никакого дела не сде- лаешь, — говорит Татьяна Николаевна, — такая у нас работа. Конечно, за мной сын, сноха, внучка, о них тоже думаешь. Но такая у нас, врачей, профессия. Например, доставили из Хлевного женщину с гемолитическими стрептококками (рожей), а у нее еще выявился ковид. Лечили алкоголика с «проблемной» печенью, а кроме этого в «букете» оказался еще и коронавирус, так что пациента пришлось потом полтора месяца в липецком госпитале выхаживать. Но главное — этот злой вирус у нас «не пошел» дальше, значит, вели себя правильно, выполняли все санитарно-эпидемиологические требования.

Да, выручает дисциплина. В инфекционном без нее никуда. Так здесь было и раньше, а теперь режим серьезно ужесточили. Каждые два часа — санобработка, причем не только столов и стен, а сплошная, всего отделения. Закупили бактерицидные рециркуляторы, теперь они работают все время. Кроме этого в каждом боксе — ультрафиолетовые лампы. Сестры на раздаче второй халат надевают — на всякий случай. У самой Татьяны Николаевны осипший голос — это как раз от паров раствора.

Конечно, работы прибавилось, напряжение выросло, при этом люди не перестали болеть другими инфекциями. В год стационарное лечение в отделении проходит до 700 человек. Сегодня больных здесь принимают и из соседнего Ельца. За шесть месяцев годовой план по койко-местам был выполнен на 76 процентов.

Про «авось» надо забыть

— Татьяна Николаевна, а что видно из… инфекционного бокса? Чему учит (или уже научила) пандемия? Не раздражает ли врача беспечность населения, вся эта полемика по поводу масок: носить — не носить?

— Врач не должен обижаться на больного, но как относиться к горлопанам, отчаянным «храбрецам», которые не только себя не защищают, но и подвергают опасности других? Однако мы-то видим этих смельчаков в другой ситуации — когда они беспомощны. Рады бы и две маски надеть, да поздно! Легко предположить, что как раз эти своеобразные «диссиденты» толком и рук не моют, и не умываются… Видимо, ради свободы? Все дело в культуре вообще и санитарной, в частности. У меня племянница живет в Швеции, где, как известно, не вводился жесткий режим ограничений. Тем не менее там в магазинах и других общественных местах человека без маски не встретишь. А у нас одну тетю всем залом в театре уговаривают надеть маску! Или вот вернулась с заграничного курорта отдохнувшая дама. Пошла в баню, по магазинам — всюду с рассказами, как там хорошо было. А медики вместе с миграционной службой ее ищут по городу, чтобы обследовать. Это как? Сколько таких случаев!

Встречаются ситуации, когда человек ходит с температурой, но скрывает. Пока выяснится, что там у него на самом деле, заразит всех, кто подвернется, – от собственных детей до любимого начальника.

А вообще борьба с вирусом — дело коллективное. В одиночку его не победить.

Фото Ирины Хожаиновой и Михаила Галкина